Вход Регистрация
Контакты Новости сайта Карта сайта Новости сайта в формате RSS
 
 
Новости для выпускников
МГУ им.Ломоносова
SUBSCRIBE.RU
 
База данных выпускников
 
 
Рассылки Subscribe.ru
Выпускники МГУ
Выпускники ВМиК
Долголетие и омоложение
Дайв-Клуб МГУ
Гольф
Новости психологии
 
Рассылки Maillist.ru
Выпускники МГУ
Активное долголетие, омоложение организма, геропротекторы
 

БИОХАКИНГ МОЗГА - КАК КРЕМНИЕВАЯ ДОЛИНА ПОДСЕЛА НА ПСИХОДЕЛИКИ

 

В Крем­ни­е­вой до­лине, где про­цве­та­ет кон­ку­рен­ция и где каж­дый пы­та­ет­ся мыс­лить мак­си­маль­но твор­че­ски, спо­соб­ность препаратов рас­ши­рять со­зна­ние при­вле­ка­тель­на. Люди ищут спо­со­бы «взло­мать» свой ор­га­низм: все хотят стать быст­рее, выше, силь­нее и за­во­е­вать этот мир.
 

Каждые три дня Нейтан (имя изменено), 27-летний венчурный капиталист из Сан-Франциско, глотает 15 микрограмм диэтиламида лизергиновой кислоты (более известного как ЛСД или кислота). Микродоза психоделического препарата, которого обычно требуется как минимум 100 микрограмм, дарит ощущение легкой эйфории. Нейтан утверждает, что с ней он чувствует себя гораздо более продуктивным, но в офисе о его пристрастиях никто не догадывается.

«Эта доза - моя вкусная витаминка», - говорит он.

Впервые Нейтан начал баловаться микродозами в 2014 году, когда работал над запуском стартапа в Кремниевой долине. Он дробил таблетку ЛСД и клал небольшой кусочек на язык каждый раз, когда чувствовал упадок сил. Его работа заключалась в поиске инвесторов.

«Сбор средств - это в первую очередь общение, настойчивость и убедительность. Все это очень энергозатратно. Микродоза творила чудеса: съев таблетку, я будто нажимал внутреннюю кнопку включения - и тогда мне море становилось по колено», - рассказывает Нейтан.

По его словам, инвестиции бизнес-ангела, которые ему удалось тогда привлечь - частично является заслугой успешных экспериментов с веществами.

Эффект ЛСД был обнаружен случайно. В апреле 1943 года швейцарский ученый Альберт Хоффман ошибочно принял небольшое количество химического вещества, которое он синтезировал несколькими годами ранее и никогда до этого не тестировал. Через три дня он употребил целых 250 микрограмм препарата и пережил так называемый «бэд трип», что не помешало ему проснуться на следующий день с «ощущением свежести и благополучия». В течение следующего десятилетия деятели искусства и представители высшего общества использовали ЛСД в рекреационных целях - в число «избранных», например, входил писатель Олдос Хаксли. Но только в 1960-х, когда в Сан-Франциско было налажено массовое производство ЛСД, наркотик фактически стал эмблемой движения хиппи и вдохновил их на знаменитый лозунг «Включись, настройся, улетай».

С самого начала любители новых ощущений и борцы за процветание технологий в Сан-Франциско были неразлучны. «Немало инженеров полагали, что существует причинно-следственная связь между творчеством и ЛСД», - вспоминает Джон Маркофф, в чьей книге 2005 года «Что говорит Соня» прослеживается развитие индустрии персональных компьютеров сквозь призму контркультуры 1960-х годов. В одном исследовательском центре в Менло-Парке более 350 человек, в частности ученые, инженеры и архитекторы, принимали участие в экспериментах с психоделиками, чтобы понять, как наркотики влияют на их работу.

И сегодня Сан-Франциско, похоже, находится в эпицентре нового тренда - прямо как во время первоначального бума пятьдесят лет назад. Бизнес-ангел и писатель Тим Феррисс заявил в 2015 году в интервью CNN, что «почти все знакомые миллиардеры употребляют галлюциногены на регулярной основе». Но лишь немногие богачи соглашаются об этом рассказывать. Исключением был Стив Джобс: он часто повторял, что эксперименты с ЛСД стали удивительным опытом и навсегда изменили его жизнь. В биографии Уолтера Айзексона 2011 года приводится шутливая цитата гендиректора Apple о том, что Microsoft бы только выиграла, если бы ее основатель Билл Гейтс не воротил нос от галлюциногенов.

Поскольку в Кремниевой Долине все отчаянно хотят быть похожими на Стива Джобса, пошла волна признаний и разговоров о первом или регулярном опыте. По словам Криса Кантровица, руководителя компании Gobbler по созданию облачного хранилища и нового фонда, инвестирующего в психоделические исследования, еще три года назад люди отказывались говорить о психотропных веществах. «Даже если они это делали, то под большим секретом». Теперь все наоборот: трудно отыскать хоть кого-то, кто их никогда не пробовал.

Попадая в организм, ЛСД вступает в реакцию с серотонином - химическим соединением мозга, которое управляет настроением, снами и сознанием. Как только препарат добирается до мозга (задачка не из легких), он захватывает серотониновый 2А-рецептор, объясняет Робин Кархарт-Харрис, профессор Имперского колледжа Лондона. Он занимается описанием эффектов галлюциногенных препаратов, используя технологию сканирования мозга. 2A-рецептор в наибольших количествах присутствует в коре головного мозга - той его части, где «обитает» сознание. Один из первых эффектов психоделиков вроде ЛСД - «потеря самосознания», говорит Кархарт-Харрис. Вот почему те, кто принимал наркотик, говорят, что это был мистический или духовный опыт.

По всей видимости, препарат также устанавливает связь между изолированными участками мозга. Сканы из исследований Кархарта-Харриса, проведенных совместно с оксфордским Фондом Бекли, демонстрируют буйство красок в мозгу добровольцев под ЛСД - в отличии от тех, кто принял плацебо. В нормальном состоянии зрительная кора обрабатывает полученные из внешнего мира образы - однако у волонтеров, принимавших ЛСД, за это начали отвечать и другие участки мозга, как будто люди переживали видения с закрытыми глазами. «Части мозга становятся единым целым, - говорит Кархарт-Харрис. Действуя на рецептор серотонина, препарат усиливает возбудимость коры. В результате мозг становится намного более «открытым».

Эти четыре изображения показывают, что под ЛСД (вторая строка) в визуализации задействована гораздо большая часть мозга, чем обычно. Люди получают изображения, которые на самом деле не видят.

В среде, где процветает напряженная конкуренция - а именно так обстоят дела в Кремниевой долине, - и где каждый пытается мыслить максимально творчески, способность ЛСД расширять сознание особенно привлекательна. Люди ищут способы «взломать» свой организм: все хотят стать быстрее, выше, сильнее и завоевать этот мир. Один из руководителей небольшого стартапа рассказывает, как однажды в выходной они всей офисной компанией приняли волшебные грибы: это позволило «сбросить обычные рабочие барьеры», поболтать «по душам» и выстроить «культуру» компании. (Он отказался себе в удовольствии поучаствовать - нужно было убедиться, что все остальные отлично проводят время.)

Молодые разработчики и инженеры, большинство из которых мужчины, по-видимому, особенно одобряют такой подход. Алекс (имя также изменено), 27-летний специалист по обработке и анализу данных, принимает кислоту четыре-пять раз в год. По его словам, психоделики делают его жизненный горизонт еще шире. Он говорит, что наркотики - это способ сделать перерыв, когда все вокруг сходят с ума.

Не обязательно даже ходить на всевозможные музыкальные фестивали, где веществами торгуют на каждом углу - можно просто собраться компанией друзей, арендовать домик в пригороде и захватить с собой марки или волшебные грибы. А там уже «словить приход».

«Я бы не стал рассказывать коллегам, что нюхал кокс накануне вечером. А вот о кислоте на выходных - без проблем», - говорит Майк (еще один псевдоним), 25-летний исследователь Калифорнийского университета в Сан-Франциско, который также регулярно принимает ЛСД.

Сторонники этого наркотика видят в нем нечто «стоящее и полезное» - будто речь идет о йоге или мюслях.

Стремление к духовному просветлению - как и многое другое в Сан-Франциско - подпитывается желанием повысить производительность. Микродозы - продукт как раз такого подхода. Интерес к ним впервые отчетливо проявился в 2011 году, когда Джим Фадиман (психолог, принимавший участие в экспериментах в Менло-Парке в 1960-х годах) опубликовал книгу о психоделиках и запустил посвященный им веб-сайт. По его словам, «технологически подкованная и физически здоровая молодежь охотно принимает вещества в микродозах, поскольку заинтересована в науке, питании и химических реакциях собственного мозга». Микродозы, утверждает он, также помогают устранить неловкость в общении:

«Я часто пересекаюсь с такими людьми. Среди них сложно найти того, кто умеет грамотно общаться с окружающими».

Пол Остин, еще один автор книги о микродозах, колесит с лекциями на эту тему по Европе и Америке. Многие из людей, с которыми он беседует, - это инженеры, предприниматели, писатели и «цифровые кочевники», которые ищут способы заставить гаджеты работать на себя в условиях «новой экономики». Он говорит, что наркотики, которые «заставляют думать по-другому», - это один из способов выживания в современном мире.

Хотя нет данных о количестве сторонников микродоз, поскольку в исследованиях наркотической зависимости о таком не спрашивается, в сообществе на портале Reddit их сейчас около 16 тыс. - в десять раз больше, чем было год назад. Люди публикуют информацию о своем опыте, и большинство из них следуют совету Фадимана принимать до десяти микрограмм каждые три дня или около того.

«Клянусь, я стал быстрее соображать. А может быть просто обрел уверенность в себе - так или иначе, у меня теперь больше сил и полная голова потрясающих идей», - пишет один пользователь в ответ на вопрос о взаимосвязи интеллекта и микродоз.

«Я стал меньше страдать от СДВГ (синдром гиперактивности с дефицитом внимания), моя способность концентрироваться улучшилась», - вторит ему другой пользователь. Он добавляет, что «ничего плохого в этой привычке нет - кроме, разве что, излишней откровенности». «Я могу ненароком оскорбить собеседника своими язвительными комментариями и снисходительными замечаниями», - говорит он.

В некоторых странах мира существуют легальные заменители ЛСД, это значительно упрощает микродозирование. Эрика Эйви - сотрудница берлинской компании, разработавшей приложение для отслеживания состояния здоровья женщин Clue - начала принимать микродозы 1P-LSD в апреле. 1P-LSD - это аналог стандартного ЛСД, который по-прежнему разрешен в Германии. Она принимала его во избежание скачков настроения, но быстро обнаружила, что помимо этого с ним легче работается. Он помог ей быстрее анализировать информацию и понимать, что нужно ее телу и ей самой. Она стала приходить на работу ранним утром, к 8 часам, когда организм еще полон сил, и уходить после обеда, когда накапливается усталость.

«В офисе я теперь больше общаюсь с коллегами. Меня уже не так волнуют задачи будущего и провалы прошлого. Для работы это хорошо», - говорит она.

Считается, что ЛСД не вызывает привыкания. Хотя у людей, принимающих его регулярно, постепенно вырабатывается толерантность, он не требует «восполнения пустоты» и постепенного увеличения дозы, в отличие от героина и алкоголя - двух самых опасных наркотиков. «ЛСД не требует добавки», - говорит Кархарт-Харрис.

Влияние психоделических веществ более абстрактно, чем у других наркотиков - кокаин, например, позволяет людям ощущать себя на высоте. Те, кто остался доволен галлюциногенами, говорят о чувстве гармонии с миром (они садятся на веганскую диету, начинают тянуться к родственникам и т.д.). Большинство людей, которые принимают микродозы вещества, утверждают, что у них есть привычка - но не зависимость.

«Чтобы пить кофе, нужна чашка, - говорит Эйви. - Но чтобы чувствовать себя полноценно, ЛСД не нужен».

Она говорит, что удовольствие от приятных «спецэффектов» скоро останется не более чем воспоминанием: девушка планирует отказаться от ЛСД в конце этого года. Многие отмечают, что даже микроскопическая доза оказывает долгосрочный эффект. Часто самочувствие улучшается на второй или третий день после приема.

«Я определенно чувствовал себя на волне креатива, хотя не принимал ЛСД в тот день... Возможно, это накопительный эффект», - говорит Нейтан.

Эффект от приема микродозы зависит, помимо прочего, от вашего окружения и вида работы. Это не панацея, которая моментально все сделает лучше. С тех пор, как Нейтан переехал в офис с преимущественно искусственным освещением, кислота растеряла часть своего волшебства, хотя он все еще употребляет ее примерно каждые три дня.

Нехватка медицинских исследований провоцирует убежденность в том, что микродоза наркотического вещества - это универсальная панацея, способная вылечить все, от депрессии и менструальных болей до мигрени и импотенции. Единственная проблема, которую люди не пытаются решить с помощью микродоз - это тревожное расстройство. Поскольку ЛСД, как правило, усиливает эмоции и обостряет восприятие, то, вероятно, тревога только усугубится.

Без дополнительных исследований сложно сказать, оказывает ли настолько крошечное количество психоделика реальный эффект или же это только плацебо. Также невозможно утверждать наверняка, вызывают ли его микродозы какие-нибудь долгосрочные негативные последствия, например зависимость.

Но вполне объяснимый страх перед ЛСД все еще сдерживает людей от массового употребления, так что в ближайшее время мода на микродозы вряд ли распространится за пределы Кремниевой долины.

Эмма Хоган

Под­го­то­ви­ла Ев­ге­ния Си­до­ро­ва

Как помочь проекту "Активное долголетие"


  Рекомендовать »   Написать редактору  
  Распечатать »
 
  Дата публикации: 23.05.2018  
 

     Дизайн и поддержка: Interface Ltd.

    
Rambler's Top100